Хусейн Ваиз Кашифи

День рождения: 1440 год

Дата смерти: 1505 год

Место рождения:Хорасан

Направления: Поэты

1166

Биография

Кашифи, (Камал ад-Дин Хусейн Ваиз Кашифи) – персидский мусульманский учёный, поэт, писатель, блестящий стилист, влиятельный проповедник и моралист, известный также как Мавляна Ваиз Кашифи или просто мулла Хусейн.

Родился в 1440(?) году в Себзеваре. Пробыв некоторое время в своём родном городе Себзевар проповедником, Кашифи в поисках лучшей доли переехал сначала в Нишапур, а затем в Мешхед. В 1456 г. ему было видение, в котором недавно умерший суфийский шейх (учитель) Сад ад-Дин Кашгари явился ему во сне и призвал его в Герат. Кашифи так и сделал, так он оказался в Герате, где подпал под влияние преемника Кашгари великого персидского поэта Абдуррахмана Джами (который, по одним источникам, приходился ему свояком, а по другим – тестем) и вступил в один из самых влиятельных суфийских орденов Накшбандийа.

Затем он вернулся в родной Себзевар, где правителем Хорасана султаном Абу Саидом был назначен главным судьёй («qāżi’l-qożāt») провинции Бейхак. Когда же к власти пришёл просвещённый султан Хусейн Байкара (Bayqara), сам бывший неплохим поэтом, Кашифи вернулся в Герат, возможно, по приглашению самого султана (около 1470 года), где и прожил до самой смерти (в 1505 году, похоронен в Герате рядом с Джами и Кашгари).

В Герате Кашифи оказывали покровительство на высочайшем уровне – сам султан Хусейн Байкара и влиятельный придворный, визирь султана и выдающийся поэт Алишер Навои, которому Кашифи посвятил несколько своих произведений. (Эмир Алишер Навои стал близким приятелем Кашифи и уделил ему место в поэтической антологии «Собрание утончённых».) Специально для Кашифи султан распорядился построить домик (Dār al-sayāda) на центральном рынке Герата и что-то вроде кафедры, откуда Кашифи мог проповедовать. Здесь он выступал по утрам по пятницам, в другие дни – в соборной мечети Герата, в султанском медресе и в местах поклонения мусульманским святым.

По свидетельству современников, проповеди Кашифи собирали огромные толпы людей, чуть ли не весь Герат, так как он обладал прекрасным голосом, был замечательным оратором и умел ясно и доходчиво разъяснять сложные вопросы богословия, коранические стихи и мусульманские традиции. Он умел, говоря о серьёзных вещах, искусно вплести в повествование притчу, анекдот или забавную историю. Люди не только с удовольствием его слушали, но и обращались к нему за советом и наставлениями. От людей он получил прозвище «ваиз», проповедник и учитель в самом возвышенном смысле слова, в отличие от «катиба», читающего пятничные проповеди по обязанности.

Кашифи был эрудитом, и это признавали его современники. Историк Хондамир информирует нас о том, что Кашифи был сведущ в астрологии и эпистолографии, и добавляет, что как толкователю Корана ему не было равных в Хорасане в то время. Он был замечательным поэтом, подписывавшим стихи под псевдонимом (тахаллусом) «Кашифи» (что означает «раскрывающий», «открывающий»), и писателем.

Всего им написано около сорока произведений, почти все – на персидском языке. По форме и содержанию они весьма разнообразны и охватывают весь спектр мусульманской учёности средневекового Ирана второй половины XV в. – от богословия до магии и оккультизма. Кашифи по справедливости считают учёным-энциклопедистом, талантливым компилятором, передатчиком и популяризатором знаний. По масштабу своей личности это вполне ренессансная фигура в иранской культуре, которая не имела своего собственного опыта эпохи Возрождения.

В этом отношении его можно сравнить со знаменитым египетским учёным-эрудитом и писателем ас-Суйути (1445–1505), перса по рождению, писавшего на арабском языке и жившего в Египте примерно в то же время.

Самые известные сочинения Ваиза Кашифи, составившие его литературную славу: «Tafsir-eḥosayni» (тафсир – толкование Корана); «Сияние звезды Канопус» («Анвар-и сухейли», 1494; англ. «Anvar-i Suheili»; Сухейль – звезда Канопус Южного полушария, которая особенно хорошо видна в Йемене, почему её и называют также «Йеменским светилом»), утончённая прозаическая переработка широко известного на Востоке сборника басен «Калила и Димна» в 14 главах; моралистическое сочинение «Мухсинова этика» («Ахлаки Мухсини»; есть рус. пер. О. Усмановой, журнал «Звезда Востока», № 1, 1993), в котором приведены изречения царей и мудрецов древности и собственные рассуждения автора по самым разным темам (каждой теме посвящена отдельная глава, всего таких глав – 40), а также поучительные истории и забавные случаи из жизни и притчи, призванные подкрепить моральные наставления.

Круг персонажей «Мухсиновой этики» очень широк: это герои библейские, коранические, это древние цари Востока и Запада, их умудрённые наставники и вельможи, послы, вестники, воины, хлебопашцы и ремесленники… «Мухсинова этика» написана в честь примирения отца и сына, прекращения междоусобиц меж двумя Тимуридами – гератским султаном Хусейном Байкара и его сыном, царевичем Мухсином Мирзой.

Кроме того, ему принадлежат: «Fotowwat-nāma-yesolṭāni» (трактат о духовном рыцарстве и его отношении к суфизму и жизни средневековой гильдии в Иране); «Resāla-yeḥātemiya», сборник легенд и рассказов о Хатеме Тайском (Hatem al-Ta’i, ок. 570 – 605), арабском доисламском герое, эмире и поэте, чья доблесть и щедрость вошли в легенду; «Джавахир ул тафсир роузатуш шухада» («Jawahir ul Tafsir Rouzatush Shuhada», жизнеописание Пророка Мухаммеда, мартиролог Алидов в 10 главах, биографии мусульманских святых и мучеников Али, Хусейна, Хасана и др., рассказ о трагических событиях в Кербеле); «Луб-илабаб» (сокращенная версия «Маснави» Джалаладдина Руми); трактаты по персидской поэтике и риторических приёмах, по персидской эпистолографии, трактаты о мусульманских традициях, астрономии, астрологии, алхимии и оккультным наукам, нумерорлогии, фармокопее; жизнеописания суфиев – мусульманских святых, генеалогия шейхов суфийского ордена Накшбандийа, трактат о ритуальных молитвах, сборники стихов и проповедей. 

Из высказываний Кашифи: «Основа мира – правосудие, его считают силой, созидающей мир, а отсутствие – разрушающей его». –– «Проявление пользы от наказания – его соразмерность: чрезмерное – обижает и озлобляет, слабое – усиливает зло и смуту». –– «Вновь вернуть пережитое невозможно, а сколько еще осталось – всегда загадка. Меж тем, что прожито и что осталось – промежуток, он-то и есть жизнь, за это время ты должен исполнить свой долг. Это – единственный след. Воистину, в этом преходящем мире счастлив лишь тот, кто после себя оставляет следы благородства, милости, доброе имя и хорошее воспоминание: жизни без доброй памяти и добрых деяний не было вовсе.

Высокий сан, внешнее великолепие, большое состояние – ничто, они непрочны. Прочно лишь, сколько ни размышляет Кашифи об этом мире, – одно доброе имя. Воистину, лишь оно превосходит век человеческий, ибо того, кто прославился добрым именем, даже после смерти почтенные люди считают живым. А дурного еще при жизни называют мертвым». –– «Беседы с добрыми людьми и общение с умными – вот мир вечного счастья и услада души». –– «Великими сказано, что все люди нуждаются в разуме, а разум требует опыта. Недаром говорят, что опыт – зеркало ума, а в нем отражены верные поступки. Опыт вбирает в себя длительное время, долгую жизнь, постоянные труды и заботы. Рассказы, истории о прошлом сделали доступным прежний опыт мудрых для грядущих поколений» («Мухсинова этика»). 

 Сын Кашифи, Али Сафи, (Фахр ад-Дин Али ибн Камаль ад-Дин Хусейн Ваиз Кашифи, 1463? – 1531 или 1533) – проповедник и писатель. Подобно своему отцу, Али Сафи был профессиональным проповедником-ваизом. По пятницам он проповедовал в соборной мечети Герата. Он, как и отец его, хорошо понимал, что само по себе проповедование божественных истин и религиозных предписаний – дело достаточно скучное и мало кто будет внимать этим истинам и следовать этим предписаниям, если не облечь их в слова яркие и доходчивые и не расцветить притчами или веселыми историями и анекдотами. Али Сафи, в котором отец развил вкус к острому слову и занимательному сюжету, создал книгу «Занимательных рассказов о разных людях» (есть рус. пер.). Это не единственное его сочинение. Он писал стихи, известна его поэма, до нас не дошедшая, есть у него несколько книг религиозного содержания, одна из которых – «Капли из источника жизни» («Рашахат ‘айн аль-хайат», жизнеописания шейхов суфийского ордена Накшбандийа) – до сих пор служит для специалистов по истории философской и религиозной мысли Среднего Востока и Средней Азии XIV–XV вв. важным источником фактических сведений.

 

Фотогалерея